Теории и представления о памяти
Страница 2

Но и это еще не есть душевное явление, называемое памятью. Память представляет нечто большее сравнительно с простым отнесением факта к известному моменту прошлого. Другими словами, человек должен думать, что это именно он пережил его. Этот момент должен быть окрашен в то чувство теплоты и интимности по отношению к нашей личности которое составляет характерную черту всех явлений, вошедших в состав нашего индивидуального опыта [14,с.175]. Общее чувство направленности в глубь прошедшего, определенная дата, лежащая в этой направленности и охарактеризованная соответствующим названием или содержанием, воображаемое мною событие, относимое к этой дате, и признание его принадлежащим моему личному опыту – вот составные элементы в каждом объекте памяти [14,с.175].

Также существуют и другие представления о памяти. Например в книге Э.А. Голубевой представлена следующая теория памяти:

Процесс памяти заключает в себе два элемента: 1) запоминание известного факта; 2) припоминание, или воспроизведение, того же факта. Причиной запоминания и припоминания служит закон приучения нервной системы, играющий здесь такую же роль, как и при ассоциации идей [13,с.100].

Припоминание объясняется при помощи ассоциации. Ассоцианисты давно объясняли припоминание таким образом. Дж. Милль [13,с.100] высказывает по этому поводу соображения: «Есть, – говорит он, – состояние сознания, хорошо известное всякому, – припоминание. При этом состоянии мы, очевидно, не имеем в сознании той идеи, которую хотим припомнить. Каким же путем при дальнейших попытках припомнить забытое мы, наконец, наталкиваемся на него? Если мы не осознаем искомой идеи, мы осознаем некоторые идеи, связанные с ней. Мы перебираем в уме эти идеи в надежде, что какая-нибудь из них напомнит нам забытое, и если какая-нибудь из них действительно напоминает нам забытое, то всегда вследствие того, что она с ним связана общей ассоциацией» [13,с.101].

Короче говоря, мы ищем в памяти забытую идею совершенно так же, как ищем в доме затерявшуюся вещь. В обоих случаях мы осматриваем сначала то, что, по-видимому, находится в соседстве с искомым предметом: переворачиваем в доме вещи, подле которых, под которыми и внутри которых он может находиться, и если он действительно находится вблизи них, то вскоре попадается нам на глаза. В поисках объекта мысли вместо предметов мы имеем дело с элементами ассоциации. Механизм припоминания тождествен механизму ассоциации, а последний, как известно, сводится к элементарному закону приучения в нервных центрах.

Запоминание означает способность к припоминанию – и больше ничего [13,с.101]. Единственным указанием на существование в данном случае запоминания есть наличность припоминания. Запоминание известного явления, короче говоря, есть другое название для возможности снова думать о нем или для стремления снова думать о нем в связи с обстановкой, относящейся ко времени первого его возникновения [13,с.102].

Когда припоминание вполне подготовлено, искомый образ оживает в сознании тотчас после появления повода к этому. В противном случае образ появляется лишь через некоторое время. Но как в том, так и в другом случае главным условием, делающим запоминание вообще возможным, являются нервные пути, в которых образуется ассоциация запоминаемого объекта мысли с поводами, вызывающими его в памяти. В состоянии скрытого напряжения эти пути обусловливают запоминание, в состоянии активности – припоминание [13,с.102].

У. Джеймс предлагает еще одно представление о памяти.

Явление памяти может быть окончательно выяснено при помощи простой схемы. Пусть n будет минувшее событие, о – окружающая его обстановка (соседние события, дата, связь с нашей личностью, теплота и интимность и т.д.), а m – некоторая мысль или факт в настоящем, который легко может стать поводом к припоминанию. Пусть нервные центры, действующие при мыслях m, n и о, будут выражены через М, N и О, тогда существование путей, символически обозначенных линиями между М и N, и N и О, будет выражать факт «задержания события n в памяти», а возбуждение мозга по направлению этих путей – условие припоминания события n. Нужно заметить, что задержание события n не есть мистическое приобретение идеи бессознательным путем. Оно вовсе не есть явление психического порядка. Это – чисто физическое явление, морфологическая черта, именно наличность путей в глубочайших недрах мозговой ткани. В то же время припоминание есть психофизический процесс, имеющий и телесную, и душевную стороны [14,с.180]. Телесная сторона его – возбуждение нервных путей, душевная – сознательное представление минувшего явления и вера в его принадлежность нашему прошлому [14,с.180].

Страницы: 1 2 3 4 5

Другое по теме:

Умозаключение как форма мышления
Знания людей по происхождению делятся на непосредственные, почерпнутые из опыта, и опосредованные, выводные. Решающую роль играет именно выводное знание, в котором особенно ярко рас­крывается активность человеческого разума. Основной логической формой опосредованного мышления является умозаключение. Умозаключение - форма мышления, посредством которой из од­ного или нескольких суждений с необход ...

Теоретическая часть. Теории игры. Теория игры К. Грооса
Это теория упражнения или самовосприятия. Основные положения теории Каждое живое существо обладает унаследованными предрасположенностями, которые придают целесообразность его поведению; у самых высших животных к прирождённым особенностям их органической натуры следует отнести и импульсивное стремление к деятельности, проявляющееся с особенной силой в период роста у высших живых существ прирожд ...

Психологическое консультирование
Психологическое консультирование - непосредственная работа с людьми, направленная на решение различного рода психологических проблем, связанных с трудностями в межличностных отношениях, где основным средством воздействия является определенным образом организованная беседа. Cуть психологического консультирования состоит в том, что психолог, пользуясь специальными профессиональными научными знани ...