Теории и представления о памяти
Страница 2

Но и это еще не есть душевное явление, называемое памятью. Память представляет нечто большее сравнительно с простым отнесением факта к известному моменту прошлого. Другими словами, человек должен думать, что это именно он пережил его. Этот момент должен быть окрашен в то чувство теплоты и интимности по отношению к нашей личности которое составляет характерную черту всех явлений, вошедших в состав нашего индивидуального опыта [14,с.175]. Общее чувство направленности в глубь прошедшего, определенная дата, лежащая в этой направленности и охарактеризованная соответствующим названием или содержанием, воображаемое мною событие, относимое к этой дате, и признание его принадлежащим моему личному опыту – вот составные элементы в каждом объекте памяти [14,с.175].

Также существуют и другие представления о памяти. Например в книге Э.А. Голубевой представлена следующая теория памяти:

Процесс памяти заключает в себе два элемента: 1) запоминание известного факта; 2) припоминание, или воспроизведение, того же факта. Причиной запоминания и припоминания служит закон приучения нервной системы, играющий здесь такую же роль, как и при ассоциации идей [13,с.100].

Припоминание объясняется при помощи ассоциации. Ассоцианисты давно объясняли припоминание таким образом. Дж. Милль [13,с.100] высказывает по этому поводу соображения: «Есть, – говорит он, – состояние сознания, хорошо известное всякому, – припоминание. При этом состоянии мы, очевидно, не имеем в сознании той идеи, которую хотим припомнить. Каким же путем при дальнейших попытках припомнить забытое мы, наконец, наталкиваемся на него? Если мы не осознаем искомой идеи, мы осознаем некоторые идеи, связанные с ней. Мы перебираем в уме эти идеи в надежде, что какая-нибудь из них напомнит нам забытое, и если какая-нибудь из них действительно напоминает нам забытое, то всегда вследствие того, что она с ним связана общей ассоциацией» [13,с.101].

Короче говоря, мы ищем в памяти забытую идею совершенно так же, как ищем в доме затерявшуюся вещь. В обоих случаях мы осматриваем сначала то, что, по-видимому, находится в соседстве с искомым предметом: переворачиваем в доме вещи, подле которых, под которыми и внутри которых он может находиться, и если он действительно находится вблизи них, то вскоре попадается нам на глаза. В поисках объекта мысли вместо предметов мы имеем дело с элементами ассоциации. Механизм припоминания тождествен механизму ассоциации, а последний, как известно, сводится к элементарному закону приучения в нервных центрах.

Запоминание означает способность к припоминанию – и больше ничего [13,с.101]. Единственным указанием на существование в данном случае запоминания есть наличность припоминания. Запоминание известного явления, короче говоря, есть другое название для возможности снова думать о нем или для стремления снова думать о нем в связи с обстановкой, относящейся ко времени первого его возникновения [13,с.102].

Когда припоминание вполне подготовлено, искомый образ оживает в сознании тотчас после появления повода к этому. В противном случае образ появляется лишь через некоторое время. Но как в том, так и в другом случае главным условием, делающим запоминание вообще возможным, являются нервные пути, в которых образуется ассоциация запоминаемого объекта мысли с поводами, вызывающими его в памяти. В состоянии скрытого напряжения эти пути обусловливают запоминание, в состоянии активности – припоминание [13,с.102].

У. Джеймс предлагает еще одно представление о памяти.

Явление памяти может быть окончательно выяснено при помощи простой схемы. Пусть n будет минувшее событие, о – окружающая его обстановка (соседние события, дата, связь с нашей личностью, теплота и интимность и т.д.), а m – некоторая мысль или факт в настоящем, который легко может стать поводом к припоминанию. Пусть нервные центры, действующие при мыслях m, n и о, будут выражены через М, N и О, тогда существование путей, символически обозначенных линиями между М и N, и N и О, будет выражать факт «задержания события n в памяти», а возбуждение мозга по направлению этих путей – условие припоминания события n. Нужно заметить, что задержание события n не есть мистическое приобретение идеи бессознательным путем. Оно вовсе не есть явление психического порядка. Это – чисто физическое явление, морфологическая черта, именно наличность путей в глубочайших недрах мозговой ткани. В то же время припоминание есть психофизический процесс, имеющий и телесную, и душевную стороны [14,с.180]. Телесная сторона его – возбуждение нервных путей, душевная – сознательное представление минувшего явления и вера в его принадлежность нашему прошлому [14,с.180].

Страницы: 1 2 3 4 5

Другое по теме:

Организация временной перспективы в зависимости от типа личности
Эта тема является одной из самых разработанных по отношению к организации временной перспективы личности. Психологи установили, что время жизни можно рассматривать типологически. Типологический принцип ориентирован на выявление не столько различий между разными типами, сколько на их внутренние механизмы, обеспечивающие тот или иной способ жизни личности во времени. Существует несколько классифи ...

Заключение.
Музыка – это столь прекрасное, будоражащее, восхитительное, превосходное, изысканное и неоднозначное искусство, что описать её воздействие на психику человека в пределах данной курсовой просто не представляется возможным. И как бы просто это не казалось, многие учёные продолжают изучать её влияние на человеческую психику. Пожалуй, данная тема может не только заинтересовать людей, но и позволит и ...

Умозаключение как форма мышления
Знания людей по происхождению делятся на непосредственные, почерпнутые из опыта, и опосредованные, выводные. Решающую роль играет именно выводное знание, в котором особенно ярко рас­крывается активность человеческого разума. Основной логической формой опосредованного мышления является умозаключение. Умозаключение - форма мышления, посредством которой из од­ного или нескольких суждений с необход ...